Как посчитать упущенную выгоду для суда

Упущенная выгода: что говорит судебная практика

Как посчитать упущенную выгоду для суда

Компания может потребовать, чтобы нарушивший ее права возместил потери. В том числе доходы, которые она получила бы, если бы нарушения не возникло. Как происходит взыскание упущенной выгоды, рассказывает судебная практика.

Какие обстоятельства доказывают для взыскания упущенной выгоды

Кредитор вправе истребовать с должника-нарушителя доход, который он получил бы при обычных условиях гражданского оборота (ст. 15 ГК РФ, п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7). Чтобы суд вынес решение в пользу кредитора, подтвердите ряд обстоятельств. Судебная практика указывает, что в спорах по упущенной выгоде необходимо обосновать:

  • вину ответчика;
  • факт и размер убытков;
  • причинно-следственную связь между действиями ответчик и потерями, которые понесла компания.

Эти элементы должны присутствовать в совокупности. Если нет хотя бы одного из них, удовлетворить иск не получится (апелляционное определение Московского городского суда от 12.09.2018 по делу № 33-40060/2018, определение ВС РФ от 29.10.2018 № 305-ЭС18-18076 по делу № А41-68877/2017).

Докажите вину должника

Истец должен доказать, что:

Иначе вероятный доход взыскать не удастся (постановление АС Дальневосточного округа от 14.03.2018 № Ф03- 522/2018 по делу № А51-11684/2017).

Рассмотрим пример из судебной практики, как истцу удалось доказать в суде упущенную выгоду. В здании произошел пожар. Ответчик не смог подтврдить, что электрооборудование в подвале здания проверили своевременно и досконально.

Эксперты установили, что причина пожара — аварийный режим работы оборудования. Вину ответчика доказали с помощью технического заключения (решение АС Хабаровского края от 28.07.2017 по делу № А73-4666/2017, оставлено в силе определением ВС РФ от 13.06.

2018 № 303-ЭС18-6834).

В другом примере истцу помогло взыскать доход то, что обязанность ответчика следовала из закона. Компания-ответчик не направила миноритарным акционерам предложение о покупке акций, хотя по закону обязана была это сделать.

В результате ценные бумаги продали по цене существенно ниже средней. По вине компании-ответчика заявитель не получил прибыль, на которую мог бы рассчитывать. Суд удовлетворил иск (определение ВС РФ от 24.05.

2018 № 302-ЭС17-17038 по делу № А19-17165/2016).

Судебная практика по упущенной выгоде требует подтвердить факт и обосновать размер убытков

Чтобы взыскать недополученный доход, нужно:

  • подтвердить возможность его получения,
  • обосновать заявленную сумму.

Доказать размер помогут расчетные документы.

Например, ответчик поставил некачественную продукцию. Истец предоставил бумаги, по которым суд проверил стоимость такой продкции при продаже третьим лицам. Суд удовлетворил иск. Размер неполученной прибыли подтвердила разница между закупочной ценой и стоимостью реализованной продукции (определение ВС от 02.11.2018 № 308-ЭС17-22730 по делу № А53-267/2017).

Не получится доказать размер и факт убытков, если стороны не исполняли договор.

Для взыскания упущенной выгоды докажите, что неправомерное поведение ответчика — это единственное препятствие, которое не позволило получить доход (определение ВС РФ от 18.04.2018 № 307-ЭС17-22975 по делу № А21-7047/2016).

Рассмотрим еще один пример. Компания заключила договор на работы. Она подготовилась к исполнению, в том числе подписала соглашения с контрагентами, а также понесла расходы.

Заказчик не выполнил обязательства, но и не расторг договор. В соответствии с законом и судебной практикой арбитраж подержал исполнителя и обязал ответчика компенсировать упущенную выгоду (постановление АС Московского округа от 29.

05.2018 № Ф05- 5125/2018 по делу № А40-163098/2017).

Подтвердить расходы помогут финансовые документы. Они докажут траты истца. Так, ответчик в одностороннем порядке отказался от договора комиссии. Истец подтвердил свои расходы наличием:

  • технически исправных транспортных средств для перевозки пассажиров;
  • лицензией на пассажирские перевозки на междугородном маршруте;
  • согласованной маршрутной документацией;
  • заправкой автобусов топливом в достаточном количестве для поездки;
  • наличием бригады водителей, которые прошли медосвидетельствование;
  • уплатой налогов и страховых взносов.

Это позволило истцу обязать ответчика заплатить (постановление АС Поволжского округа от 21.02.2018 № Ф06- 18601/2017 № А06- 5477/2016).

Подтвердите причинно-следственную связь

Чтобы взыскать упущенную выгоду, нужно предъявить доказательства взаимосвязи между действиями виновного лица и последствиями. Если такой зависимости нет, взыскать средства не удастся (определение ВС РФ от 08.10.2018 № 305-ЭС18-15685 по делу № А41-49638/2017).

О связи могут свидетельствовать поведение контрагента, например:

Как рассчитать упущенную выгоду

Упущенная выгода — это ожидаемые доходы при обычном товарооборот заявителя минус расходы, так говорит закон и судебная практика. Сумму взыскания определяют на основании того, какую прибыль в сходных обстоятельствах получил бы истец. Когда речь идет о конкретных тарифах или доходах за прошлые периоды, определить сумму проще.

Так, заявитель заключил с соглашение об установлении частного сервитута на территории порта. Истец получил право прохода и проезда через участки ответчика к терминалу. Иным способом осуществить перевалку с судна в терминал технически невозможно.

Порт из-за своего доминирующего положения включен в реестр субъектов естественных монополий на транспорте. Он не вправе отказать в предоставлении необходимых услуг.

Тем не менее, он ограничил доступ к причалу заявителя. При определении суммы вероятной прибыли истец вычел затраты при среднемесячном расходе. Суд удовлетворил требование (определение ВС РФ от 01.12.

2017 № 307-ЭС17-19175 по делу № А21-6696/2016).

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/2378-sudebnaya-praktika-pri-vzyskanii-upushchennoy-vygody

Возместить упущенную выгоду (Жулдыз Биманова, судья суда г. Актобе)

Как посчитать упущенную выгоду для суда

Возместить упущенную выгоду

Жулдыз Биманова,

судья суда г. Актобе

В соответствии со ст. 9 Гражданского кодекса РК одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков. Однако ввиду отсутствия четкого и определенного метода, способа расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды неоднозначна.

Под убытками подразумеваются расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В первом случае — это реально наступающие потери в имуществе, во втором — потери от неполучения ожидаемых имущественных доходов. Таким образом, исходя из существа требований, в указанных случаях различными являются предмет доказывания и круг обстоятельств, подлежащих установлению.

Необходимо отметить, что процесс доказывания причинения убытков в виде упущенной выгоды достаточно сложный, так как, предъявляя требование, истец должен доказать факт и размер упущенной прибыли, а также причинную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Основаниями к отказу в удовлетворении исков о взыскании упущенной выгоды являются, например, следующие:

— представленный истцом расчет, произведенный, исходя из средней ежедневной прибыли, количества дней простоя, содержащий сумму предполагаемого дохода, основан на доказательствах, носящих односторонний характер и определен исключительно документами истца, ввиду чего достоверность суммы упущенной выгоды и неизбежность получения дохода в заявленном размере не могут быть признаны доказанными;

— расчет упущенной выгоды произведен истцом, исходя только из полученных доходов, при этом не представлены документы, подтверждающие расходы предпринимателя за указанный период;

— лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер убытков и причинную связь между допущенным правонарушением и возникшими убытками. Недоказанность хотя бы одного из указанных условий является основанием для отказа в иске.

Расчет упущенной выгоды должен учитывать расходы, которые могут или должны возникнуть при получении заявляемых доходов, предпринятые меры, направленные на получение прибыли, а также обычные условия гражданского оборота.

Лицо должно доказать, что допущенное нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду. При этом судам необходимо учитывать, какие меры принял истец для уменьшения своих убытков, реальную возможность истца избежать причинения убытков, принятие своевременных мер по недопущению их причинения.

Расчет упущенной выгоды носит предположительный характер, охватывающий возможные обстоятельства будущего.

Следовательно, истцу при предъявлении исковых требований о взыскании упущенной выгоды необходимо представить доказательства реальности ее получения.

В данном случае доказательствами могут служить: проведение приготовлений и наличие всех условий для извлечения дохода, достижение договоренности с контрагентами и т.д.

Количество гражданских дел, связанных с возмещением упущенной выгоды, невелико, однако такие споры имеют место в судебной практике. Так, индивидуальный предприниматель П. обратился с иском к своему работнику Т.

о возмещении причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия убытков, выразившихся в реальном ущербе и упущенной выгоде.

Требования истца мотивированы тем, что ответчик, являясь работником-водителем, управляя автомашиной истца, совершил дорожно-транспортное происшествие, причинив материальный ущерб автомашине истца.

Вина ответчика в совершенном ДТП подтверждена постановлением специализированного административного суда. Стоимость причиненного ущерба, согласно отчету об оценке, составила 1 789 813 тенге. Более того, за период простоя автомашины истцу был причинен ущерб в виде упущенной выгоды в сумме 717 000 тенге, понесены судебные расходы в сумме 25 788 тенге.

В ходе рассмотрения дела истцом представлены достаточные доказательства, подтверждающие размер причиненного реального ущерба, а именно отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта с учетом физического износа, свидетели, вещественные доказательства.

Однако доказательства, представленные в обоснование требований о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, суд признал недостаточными для установления их наличия и размера.

Сведения о ежесуточном плане работников службы такси являются предполагаемым, запланированным доходом, и не могут быть доказательством, подтверждающим упущенную выгоду истца. При этом суд признал доводы истца о том, что простой автомашины в течение длительного периода произошел исключительно по вине работника, несостоятельными.

Так как, являясь индивидуальным предпринимателем, истец должен был предпринять все необходимые меры для своевременного ремонта автомашины и уменьшения размера причиненных ему убытков.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РК предпринимательская деятельность осуществляется от имени, за риск и под имущественную ответственность предпринимателя.

В целях установления единой практики и единообразного применения норм закона в части возмещения убытков в виде упущенной выгоды необходимо законодательно уточнить и дополнить п. 4 ст.

9 ГК РК, указав, что расчет упущенной выгоды производится истцом, исходя из средней ежедневной прибыли и количества дней простоя истца.

При этом должны учитываться не только получаемые доходы, но и расходы истца, меры, принятые им для уменьшения своих убытков, наличие реальной возможности избежать возникновения убытков. Необходимо определить методику расчета размера средней ежедневной прибыли применительно к данным правоотношениям.

Источник: https://www.zakon.kz/4895908-vozmestit-upushchennuyu-vygodu-zhuldyz.html

Взыскание упущенной выгоды: актуальные практические кейсы от участников судебных разбирательств

Как посчитать упущенную выгоду для суда

Противоречивость сложившейся в России судебной практики по взысканию упущенной выгоды обсудили участники конференции, организованной Экспертной группой «Вета» и Московской торгово-промышленной палатой, которая прошла 15 марта.

Сложность защиты нарушенных прав при рассмотрении такого рода споров заключается не только в необходимости представления «железных» доказательств наличия очевидной причинной связи между действиями ответчика и последовавшим для истца негативным результатом. Не меньшие затруднения для суда вызывает и механизм расчета размеров недополученной прибыли пострадавшей стороной.

Участники мероприятия представили практические кейсы, основанные на конкретных делах, в которых наглядно продемонстрировали сложности расчета и доказывания убытков.

Говорить о том, что судебная практика по разбирательствам, связанным с взысканием упущенной выгоды, хоть каким-то образом сложилась, увы, не приходится. Скорее, сейчас мы являемся свидетелями ее формирования.

Тем интереснее было ознакомиться с опытом участия в этом процессе коллег, которые щедро им делились.

Участники конференции единодушно отмечали, что «ахиллесовой пятой» применения норм гражданского законодательства судами, является отсутствие внятных, четких механизмов расчета упущенного по вине одной из сторон дохода.

А потому пока истцам надо не только доказывать наличие прямой связи между ненадлежащим поведением ответчика и недополученной прибылью, не только предъявить суду доводы о принятии всех возможных мер к получению выгоды и исполнению договоров, но и представить экономически обоснованный расчет упущенной прибыли. Иначе о возмещении неполученных сумм останется только мечтать.

Письма доказали правоту, но уменьшили сумму возмещения

Кейс № 1 представил Максим Степанчук, партнер КА «Делькедере» (представителя Истца по делу № А47-815/2015).

Истец и Ответчик заключили договор поставки газового конденсата сроком на три года. Далее Истец перепродавал конденсат третьему лицу. Однако спустя два года Ответчик отказался от исполнения договора, решив самостоятельно осуществлять поставки конденсата тому же третьему лицу. Причем по тому же трубопроводу, который принадлежал Истцу.

При этом у последнего продолжал действовать договор с третьим лицом. Истец предпринимал все необходимые меры по предотвращению убытков (недополученной прибыли). В адрес Ответчика неоднократно направлялись письма с требованием возобновить поставки, но всякий раз Истец получал отказ.

В силу отраслевой специфики найти иного поставщика не представлялось возможным, и тогда Истец принял решение обратиться в суд.

Любопытно, что первые две инстанции Истец проиграл. Суды указали, что, хотя Ответчик и действовал недобросовестно, когда отказался от договора, но в этом и заключался предпринимательский риск Истца.

Кассационная инстанция с этим решением не согласилась: особо отметив, что Истец убедительно доказал свое намерение извлекать выгоду (сыграли свою роль письма в адрес Ответчика о требовании возобновить исполнение договора), и усмотрев основания для взыскания упущенной выгоды, направила дело на новое рассмотрение.

Дело пошло на второй круг, и здесь уже суд согласился с наличием недополученной прибыли. Однако этим дело не кончилось. Теперь споры развернулись вокруг размера упущенной Истцом прибыли.

Истец представил свои два варианта расчета.

В основу первого, выгодного для себя, он положил собственные доходы, полученные в рамках действия договоров с Ответчиком и третьим лицом за те два года, когда в их отношениях все было гладко. В результате этого расчета выходило, что за 2013 г. Истец мог заработать на перепродаже конденсата 72 млн руб.

Второй, менее выгодный расчет предполагал, что прибыль Истца никак не могла быть меньше прибыли Ответчика, которую тот получил от прямых поставок товара третьему лицу — 62 млн руб.

Ответчик вполне ожидаемо не согласился с обоими вариантами. По его расчетам выходило, что Истец недополучил либо 350 000 руб., либо 3 млн, но никак не больше.

Эти расчеты базировались на письмах Истца, в которых тот настаивал на возобновлении поставок конденсата. Дело в том, что Истец поначалу настаивал на полном исполнении условий договора, в котором была установлена цена порядка 12 000 руб.

за тонну конденсата, однако затем начал повышать цену: 13 000, 14 000, 15 000…

Суд не согласился ни с одним из приведенных вариантов расчета и предложил свой, в котором также учел готовность Истца повышать цену.

Вот как выглядели математические выкладки суда:

Расчет суда

Доходы Истца от поставки товара третьему лицу (по средней договорной цене за месяц) — Расходы на приобретение товара (по предложениям Истца из писем) и расходы на транспортировку в среднем за месяц =

15 млн руб.

Истец обратился в апелляцию. Та посчитала расчет суда первой инстанции в целом правильными, но, в свою очередь, предложила и альтернативный.

Расчет суда 2

Доходы ответчика от поставки товара напрямую третьему лицу за месяц Х 2 месяца =

13,8 млн руб.

Почему именно два месяца? Суд посчитал, что, будучи проинформированным о прекращении договорных отношений с Ответчиком, Истец не предпринял всех возможных мер для уменьшения размера убытков, в том числе поиска партнера для совершения замещающей сделки.

Посчитав суммы в 15 млн руб. и 13,8 млн руб. соразмерными, кассация оставила решение в силе.

Как отметил М. Степанчук, «мы взыскали упущенную выгоду, но, к сожалению, мы видим вариативность взыскания. Ответчик получил 62 млн руб., а нам он теперь должен 15 млн. Такая судебная практика стимулирует неисполнение договоров. Что можно еще отметить по итогам этого дела? В договоре не были прописаны санкции за односторонний отказ от договора, это нужно учитывать».

Как избежать санкций, не исполнив контракт

Кейс № 2 представила Мария Калинина, партнер DS Law (представителя Ответчика по делу, рассматривавшемуся МКАС при ТПП РФ).

В данном кейсе представлена позиция Ответчика по делу о взыскании недополученной прибыли. Помимо этого, дело интересно тем, что оно рассматривалось международным коммерческим арбитражем при ТПП РФ (в нем применялось российское право).

Между Истцом и Ответчиком был заключен договор поставки высокосернистого мазутного топлива. Истец по этому договору должен был отгрузить Ответчику товар семью партиями. Договор был заключен сроком на год, но за год произошло несколько событий, которые существенно повлияли на исполнение договора сторонами.

Главное — качество поставляемого Истцом топлива ближе к окончанию срока действия договора стало заметно хуже. Последняя (седьмая) партия оказалась настолько низкого качества, что Ответчик задумался о целесообразности покупки.

Поскольку бизнес Ответчика заключался в том, чтобы перепродавать мазут нефтеперегонным заводам, а рынок достаточно узок, у него самого могли возникнуть проблемы с реализацией последней партии топлива. В это же время упали цены на нефть.

Ответчик предложил Истцу снизить прописанную в контракте цену последней партии, с учетом качества мазута и рыночной конъюнктуры.

При этом предложенная Ответчиком цена все равно была выше сложившейся к тому времени на рынке, дороже этого Истец не имел возможности продать свой товар.

Оказавшись в практически безвыходной ситуации, Истец предложил заключить с Ответчиком сделку на поставку 7-й партии по предложенной цене, однако оставил за собой право требовать убытки по первоначальному контракту. Что и было зафиксировано в новом договоре.

Иск в МКАС не заставил себя долго ждать. Истец настаивал, что новая сделка является замещающей, а упущенная выгода должна быть возмещена по ст. 393.1 ГК РФ. Ответчик же настаивал, что замещающей сделки не было, стороны лишь заключили дополнительное соглашение к договору.

Суд посчитал новый контракт дополнительным соглашением, а также что первоначальный контракт не расторгался, а был исполнен на измененных условиях.

Немаловажным обстоятельством для принятия такого решения послужил тот факт, что оплата по новому договору была проведена по открытому на первоначальный контракт аккредитиву.

У Истца была возможность заключить контракт с третьим лицом, а затем требовать возмещения упущенной выгоды от Ответчика, но он этим правом не воспользовался.

Как отметила М.

Калинина, «несмотря на то что остались вопросы по поводу справедливости в широком понимании этого слова такого решения МКАС при ТПП РФ (все-таки Ответчик действовал предельно хитро, поставив Истца в такое положение, что заключение сделки с третьим лицом было бы крайне невыгодным, и в результате остался в прибыли, и не понес ответственности за неисполнение контракта), в контексте российского права вердикт корректен».

Два дела — два подхода

Кейс № 3 представил Дмитрий Малюкевич, старший юрист компании Clifford Chance (дела № А40-14800/2014 и № А40-172837/2014).

Между Истцом, фармацевтическим холдингом России, специализирующимся в числе прочего на оптовой и розничной реализации фармацевтической продукции ведущих зарубежных и отечественных производителей, и Ответчиком, транснациональной фармацевтической компанией, было заключено рамочное соглашение, которое составляло основу их отношений.

Ответчик продавал Истцу лекарственный препарат «Кепоксон». При этом Ответчик участвовал в тендерах на поставку данного препарата, которые организовывал Минздрав России. Помимо рамочного соглашения, которое действовало в течение пяти лет, стороны в первые три года сотрудничества заключали договоры поставки и соглашения о бонусе.

Последние предусматривали скидку в размере 16,5% от общей суммы счетов при покупке Истцом определенного количества препарата. На четвертый год существования этих отношений Ответчик прекратил поставки, а в тендере участвовала и выиграла, его дочерняя компания.

На пятый год Ответчик предложил поставки всем потенциальным дистрибьюторам на одинаковых условиях, без каких-либо бонусов.

По этим двум эпизодам Истец обратился с двумя исками в суды, посчитав, что действия Ответчика не позволили ему получить прибыль, на которую он рассчитывал, исходя из рамочного договора.

В обоснование своего иска Истец утверждал, что из-за неисполнения Ответчиком обязательств по договорам, он был лишен возможности участвовать в аукционах, а следовательно, не получил доход в виде тех бонусов, которые ранее получал по дополнительным соглашениям с Ответчиком.

В первом случае Истец просил возмещения упущенной выгоды в размере 408 млн, а во втором — 385 млн руб. Таким образом, российская арбитражная практика обогатилась двумя делами, в которых при всей схожести фактической составляющей суды пришли к противоположным выводам.

Интересно также то, что эти два дела рассматривались «на стыке» старого и нового законодательства: во-первых, были внесены поправки в ст. 393 ГК РФ, а во-вторых, было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — постановление Пленума ВС РФ № 25.

Первое дело (А40-14800/2014) в конечной инстанции рассматривала Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ.

Она применила ретроспективный подход в чистом виде, указав: «Истец, добросовестно исполнявший свои обязательства, предусмотренные рамочным соглашением, контрактами на поставку продукта, вправе был рассчитывать на встречное добросовестное исполнение контрагентом своих обязательств». А значит, не получил доходы, которые получал в течение двух лет и мог бы получить в случае добросовестного поведения ответчика (Определение ВС РФ от 07.12.2015).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/369057/

Расчет упущеной выгоды

Как посчитать упущенную выгоду для суда

Юридические услуги при сделках с недвижимостью

РАЗДЕЛ 1

ЧАСТЬ Б

ПОРЯДОК РАСЧЕТА  И УСЛОВИЯ ВЗЫСКАНИЯ

УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЫ

Понятие упущенной выгоды и методика ее расчета

Под упущенной выгодой действующее гражданское законодательство России понимает  неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (п.

2 ст.15 ГК РФ). Например, к ней относится прибыль, не полученная в результате уменьшения объема производства или реализации продукции, изменения ассортимента изготовленной продукции, снижения ее качества и т.п.

   

Взыскание наряду с реальным ущербом упущенной выгоды есть реализация базового принципа гражданского права — полного возмещения убытков (п.1 ст.15 ГК РФ), что является важным условием функционирования любой экономической системы.

По общему правилу размер упущенной выгоды равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось имущество потерпевшего. Размер упущенной выгоды определяется исходя из характера нарушения договорных обязательств, а не содержания самого обязательства.

Иными словами, необходимо выяснить, какое было бы положение  потерпевшей стороны, если бы она и ее контрагент надлежащим образом исполнили договор.

Требуется также определить ту денежную сумму, получение которой поставило бы потерпевшую сторону  в такую же финансовую ситуацию, как если бы договор был исполнен.

          При этом особое внимание необходимо уделить объективным факторам, влияющим на размер прибыли.

Например, нельзя не  учитывать сезонные колебания цен и объемов выпуска продукции, чрезвычайные обстоятельства (в том числе и в случае, когда они не могли повлиять на исполнение обязательств должником, но явились причиной снижения прибыли кредитора) и т.п.

, то есть все то, что влияет на наличие причиной связи между нарушением обязательств и возникшими убытками в виде упущенной выгоды (см. постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 ноября 1997 года №3924/97 и от 15 мая 2000 года № 4163/99). 

Согласно п.

11 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ», размер  упущенной  выгоды  должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был   понести,  если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за   вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих  изделий, транспортно — заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

Несколько иную, но аналогичную по смыслу,  позицию можно найти в более ранней Временной методике определения размера убытков  (реквизиты данного документа см. в параграфе 1 части А настоящего раздела книги), согласно п.

10 которой при уменьшении объема  производства или реализации продукции неполученная прибыль определяется как разница между ценой и полной планируемой себестоимостью единицы продукции (работ, услуг), умноженная на количество не произведенной или не реализованной в результате ненадлежащих действий контрагента продукции (работ, услуг).

Количество не произведенной продукции рассчитывается в  зависимости от конкретной ситуации, в частности, путем:

а) деления   объема   недопоставленной    (ненадлежащего    качества     или

некомплектной) продукции на норму ее расхода  на одно изделие (работу, услугу), если имела место недопоставка (поставка продукции ненадлежащего качества или некомплектной);

б) умножения    часовой   (дневной) производительности простоявшего цеха

(участка,  агрегата, станка) на длительность простоя в часах (днях), если имел место простой.

В случае, если ненадлежащее исполнение контрагентом договорных положений повлекло изменение ассортимента изготовленной продукции (работ, услуг), то упущенная выгода определяется как разница между величиной предполагаемой прибыли от реализации запланированной, но не произведенной продукции (работ, услуг) и величиной прибыли, полученной от реализации  продукции (работ, услуг), произведенной взамен запланированной (п.19 Временной методики).

Если же в результате нарушения условий сделки  произошло снижение качества  произведенной продукции (работ, услуг), то упущенная выгода определяется исходя из суммы снижения стоимости продукции в результате снижения цены, прекращения выплаты надбавки к цене или применения скидок за ненадлежащее качество продукции (п.20 Временной методики).

При одновременном нарушений договорных условий  несколькими контрагентами каждый из них несет ответственность в размере причиненных  им убытков. Если этот размер для каждого нарушителя определить невозможно, то общая  сума убытков должна распределяться между ними в равных долях (п.5 Временной методики).

Необходимые доказательства упущенной выгоды

Как и в случае с реальным ущербом, для истребования упущенной выгоды кредитору необходимо  доказать каждый элемент убытков (см. параграф 3 части А настоящего раздела книги), в том числе   причинную (причинно-следственную) связь между нарушением обязательств и возникшими убытками в виде упущенной выгоды.

Кроме того, при расчете данного вида убытков необходимо помнить о содержании п.4 ст.393 ГК РФ, согласно которому при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Игнорирование этой правовой нормы может привести на практике к отказу судов удовлетворить исковые требования о взыскании упущенной выгоды. 

В качестве примера можно привести дело, указанное в постановлении Президиума ВАС РФ от 21.11.

1995 №5235/95, при рассмотрении которого истцу было отказано в удовлетворении требований о компенсации упущенной выгоды, содержащихся в исковом заявлении, так он не предоставил документы,  свидетельствующие о принятии необходимых мер и сделанных соответствующих приготовлениях для извлечения доходов, не доказал отсутствие задолженности по  расчетам  с кредиторами и возможность реального  получения доходов.

Таким образом, бремя доказывания  наличия  и размера упущенной выгоды лежит на пострадавшей стороне (истце), которая должна доказать, что она  могла и должна была получить определенные доходы и только нарушение обязательств ответчиком стало причиной, лишившей ее возможности получить прибыль от реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Доказать факт наличия реальных возможностей произвести  и реализовать товары (услуги), то есть получить прибыль, можно, например, через подтверждение наличия у кредитора мощностей, обеспечивающих соответствующую производственную и коммерческую деятельность, а также всех необходимых предпосылок для производства продукции (выполнения работ, оказания услуг), то есть возможности получения сырья, обладание трудовыми ресурсами, ибо при отсутствии хотя бы одного из перечисленных условий нарушение обязательств должником будет лишь совпадать по времени с уменьшением у кредитора объемов реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг), но не является действительной причиной неполучения прибыли.

Арбитражная практика пошла по иному пути, более простому. Обычно в ходе судебного разбирательства для определения возможности действительной реализации продукции (выполнения работ, оказания услуг) проверяется только  наличие или отсутствие:

— соответствующих договорных отношений истца с заказчиками (потребите-лями)  или реальной возможности их установления;

— гарантийных    писем   от    контрагентов   истца с предложением заключить

соответствующий договор или положительных их ответов на предложение заключить договор;

— предварительных договоров;

— протоколов о намерениях.

Как правомерно отмечается в работах ряда российских юристов, данная позиция суда не всегда обоснована, так как  во многом противоречит логике коммерческого оборота. С экономической точки зрения более предпочтительным был бы вариант расчета размера упущенной выгоды через норму прибыли на вложенный капитал.

Данная методика основана на том, что для своей производственно-коммерческой деятельности предприятие использует основные и оборотные средства. Деление размера прибыли на сумму оборотных средств дает необходимый стоимостной показатель.

Сравнение нормы прибыли на вложенный капитал до правонарушения с нормой прибыли  после правонарушения, а также расчет соответствующих стоимостных показателей могут дать примерную цифру размера упущенной выгоды.

Источник: http://www.riskam.net/part/raschet/rasch_ub_r1chB/

Упущенная выгода: стало проще считать, но сложнее доказывать

Как посчитать упущенную выгоду для суда

Дмитрий Жарский

Директор Экспертной группы VETA

специально для ГАРАНТ.РУ

Вопрос об упущенной выгоде (неполученных доходов) возникает при нарушении прав, и, как правило, это конфликтная ситуация.

Поэтому в подавляющем большинстве случаев она переносится в суд, где стороны спорят не только о самом факте неполученных доходов, но и об установлении их размера.

И от того, кто и как именно будет их рассчитывать, напрямую зависит финансовый итог спора, который в ходе процесса может увеличиться или уменьшиться в разы.

Корректировка, оспаривание и просто уточнение в сторону уменьшения суммы заявленной упущенной выгоды – это частые явления при рассмотрении подобных споров в российских судах. Причиной тому некоторая неопределенность самого принципа расчета данного убытка: при его выполнении необходимо учесть ряд и юридических, и экономических, и технологических моментов.

Прежде всего, стоит отметить, что до вопроса о сумме неполученных доходов дело может и не дойти. Сначала истцу необходимо будет доказать сам факт нарушения прав и наличия убытка, вину ответчика (противоправное поведение) и причинно-следственную связь между ними.

Сложность обоснования каждого из этих пунктов разная, и с последним до недавнего времени было труднее всего. Но Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» несколько упростило задачу.

Оно закрепило более либеральный подход к вопросу доказывания упущенной выгоды и убытков.

В том числе, согласно Постановлению, ситуация должна анализироваться с учетом обычных условий гражданского оборота, и если возникновение убытков является обычным последствием нарушения обязательства, то наличие причинной связи между ними предполагается (абз. 2 п. 5 Постановления).

На сегодняшний день истцам (точнее – их юристам) вполне по силам доказать вышеперечисленные моменты. Это является делом непростым, но вполне понятным. А вот насчет размера упущенной выгоды, которую реально обосновать в суде, ситуация не столь однозначна. Но, стоит признать, гораздо лучше, чем была пару лет назад.

Нововведения в ГК РФ, вступившие в силу 1 июня 2015 года, и Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 25) скорректировали подходы к установлению объема неполученных доходов.

Стало больше оценочных категорий, отданных на усмотрение суда, и, соответственно, возросла роль экспертного заключения.

Так, данное постановление прямо указывает, что при разрешении споров о возмещении упущенной выгоды следует принимать во внимание, что ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. И это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (п.

14 Постановления № 25). До этого от истца требовалось просчитать и обосновать заявленный объем возмещения с математической точностью, которую, к тому же, невозможно доказать для несостоявшегося события.

В итоге суды часто отказывали в удовлетворении иска об убытках при наличии малейших сомнений в расчетах.

Теперь же размер упущенной выгоды должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

И, кстати, если истец не представит подобный расчет, суд, как уже отмечено, не имеет права отказать в иске, а должен сам определить сумму надлежащих к возмещению упущенных доходов – с учетом всех обстоятельств, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п.

12 Постановления № 25). Обычно для этого судьи привлекают экспертов-оценщиков. К ним же обращаются и для проверки расчетов истца и/или ответчика, если у суда есть вопросы или сомнения насчет их выводов о размерах убытков.

Нововведения даже добавили норму о той степени достоверности, с которой должен быть определен размер упущенной выгоды. Ее теперь можно обосновывать лишь возможностью получения.

Ранее необходимо было доказать совершение конкретных действий и приготовлений, направленных на извлечение дохода, которые не были получены только в связи с допущенным ответчиком нарушением.

Теперь можно и нужно предоставлять не только их, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения, которых уже может быть достаточно для положительного решения (п. 14 Постановления № 25). Однако и ответчик может представить любые доказательства того, что упущенная выгода в данном конкретном случае не была бы получена истцом.

Принцип самого расчета вытекает непосредственно из определения упущенной выгоды.

А это, согласно ГК РФ, вид убытка, неполученные доходы, которые пополнили бы имущественную сферу потерпевшего при обычных условиях гражданского оборота (если бы его право не было бы нарушено) (п. 2 ст.

15 ГК РФ). Ее размер определяется с учетом затрат (в разумных пределах) сопутствующих ее получению при нормальном развитии событий.

То есть, формула расчета будет выглядеть следующим образом:

УВ = Д – Р,

где УВ – упущенная выгода, Д – потенциальный доход, Р – сопутствующие расходы (потенциальные).

С одной стороны, все достаточно просто и очевидно. С другой, – формула слишком общая, ее составляющие сами по себе требуют отдельных расчетов. Например, потенциальный доход. Что можно сюда включить и почему – это тема специального исследования.

Он сугубо индивидуален, зависит от причин возникновения убытков и характера отношений между сторонами в каждом конкретном случае.

В общем и целом, все, что смог доказать истец – ему и присудят, что не смог (или насчет чего был более убедителен оппонент) – будет не учтено в расчете упущенной прибыли.

В этом и кроется секрет того, почему порой так сильно различаются присужденный объем упущенной выгоды и предположительно «реальный» объем данных убытков компании.

Например, организации, специализирующейся на розничной торговле, будет непросто доказать, что все, что она заказала у оптовика, она продала бы в конкретный период времени, если бы поставка состоялась.

А вот премия от поставщика по договору – это гарантированный доход, и его потерю, если виноват контрагент, обосновать в качестве упущенной выгоды вполне реально.

Так в достаточно известном деле поступила корпорация «Б.» (Определение Судебной Коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533).

К своему партнеру – израильской компании «T» – она предъявила за срыв поставок возмещение упущенной выгоды в размере ретро-бонуса, который и в договоре был прописан, и по заявке причитался за большой объем поставки.

И выиграла это дело, хотя, возможно, ее прибыль была бы и больше, в случае, если бы поставка не была сорвана. Но тогда можно было точно доказать лишь «утраченный» бонус, на нем и остановились.

Сейчас возможности у истцов несколько шире. Во-первых, благодаря вышеупомянутым изменениям, доказать можно существенно больше прописанных на бумаге бонусов.

Например, что в прошлом и позапрошлом году от продажи поставленного товара была зафиксирована прибыль, ее получили бы и в этом году, не будь нарушены договорные обязательства.

И с учетом бонусов, налогов и прочих выплат она составила бы определенную сумму (гораздо большую, чем премия от поставщика).

В основном это работает именно при такой оценке упущенной выгоды, когда доход предшествующих месяцев или лет позволяет сделать выводы о возможности его получения примерно в том же объеме в рассматриваемом – последующем периоде.

Если данные по «предшествующим» финансам закреплены документально, то суду и эксперт-оценщик не всегда нужен (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 августа 2016 г. по делу № А51-11145/2015). Но это, правда, ситуация, близкая к идеальной.

Как правило, неполученные доходы придется оценивать, особенно если в предшествующие периоды их не было, лишь предполагались (постановление Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от 2 июня 2016 г. по делу № А55-23007/2015).

И чаще всего, возникает комбинированная ситуация, когда часть неполученных доходов оценивается, «оглядываясь назад», а другая их часть – с помощью объектов-аналогов (решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 3 марта 2016 г. по делу № А79-4457/2015). Здесь большая роль отводится экспертам-оценщикам, которым придется отстаивать свою позицию. Поскольку, как уже отмечено, что не доказано – то потеряно.

По сути, в сфере оценочных категорий каждый расчет упущенной выгоды – это построение индивидуальной финансовой модели ситуации (с обоснованием и указанием источников информации). А это требует уже профессионального подхода и специальных навыков.

Поэтому такая работа практически сразу передается экспертам-оценщикам, и именно на их заключение опирается суд при рассмотрении соответствующих дел. И любой стороне спора – истцу и ответчику – стоит также сначала обратится к независимым оценщикам, чтобы просчитать и реальность заявленных убытков, и перспективы их отстаивания или оспаривания.

Тем более что благодаря вышеуказанным нововведениям в ближайшем будущем возмещение упущенной выгоды станет действенной мерой защиты прав участников гражданских правоотношений.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/zharskij/958176/

ТропаЗакона
Добавить комментарий